Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:53 

С Рождеством и началом Новогодних праздников!

Anrielle
Каждый верит в собственные глюки
Автор: Ziggy
Название: Монстр моей души
Жанр: сказка
Рейтинг: G
Людмила вошла в квартиру, стряхивая с воротника шубы крупные снежные хлопья. Погода на Рождество выдалась в этом году что надо. Было не слишком холодно, но заунывно воющий ветер поднимал между домами белые пушистые вихри. Казалось, что что-то должно произойти. Что-то особенное, именно сегодня. Время уже приближалось к двенадцати. Родители уехали к родственникам, и дома Людмилу ожидало полное одиночество. Но именно этого она и хотела, в последний момент убежав от компании друзей. Она ни на кого не обиделась, вернее, ей хотелось думать, что она ни на кого не обиделась, она просто решила побыть одной, как подобает истинно трагической личности. Она даже отключила телефон, чтобы никто не мог побеспокоить её. Торшер в полотняном абажуре осветил комнату тусклым оранжевым светом. Людмила плотно задвинула шторы, включила гирлянду, намотанную на высокую искусственную ёлку, и стеклянные шары заблестели, подсвечиваемые разноцветными лампочками. Немного полюбовавшись освещением, Людмила переоделась. Теперь на ней было длинное чёрное платье с неглубоким декольте, чёрные же туфли на «шпильке» и массивная подвеска украшала обнажённую шею. Усевшись с косметичкой и маленьким зеркальцем в глубокое бархатное кресло, Людмила густо подвела чёрным карандашом глаза, наложила на веки тени и пристально посмотрела самой себе в глаза. Вот она, королева волшебной страны. Она должна быть суровой, слегка надменной и… прекрасной. Осталось накрасить губы тёмно-вишнёвой помадой, подчеркнув их чувственный контур. Для кого всё это нужно? Для самой себя. Все роли играются исключительно для самой себя в этом мире, где нет и не может быть достойных зрителей. Но стоит лишь создать себе сказку, и кто знает, может быть когда-нибудь она превратится в реальность. Особенно хотелось верить в это в такой день, день волшебства. Людмила не верила в бога, но верила в магию и верила в праздники. Не случайно же именно в рождественскую неделю в воздухе витает нечто особенное.

Встав перед большим платяным зеркалом, девушка принялась медленно расчёсывать волосы, заструившиеся по плечам тёмными шелковистыми прядями. Теперь из зеркального мира на неё смотрела не просто семнадцатилетняя девчонка, а кто-то, кому Людмила ещё не дала названия, но кем ей очень хотелось бы быть. Всегда.
Оставшись довольной своим видом, Людмила сходила в гостиную, достала из серванта один единственный бокал, поставила его на покрытый кружевной салфеткой журнальный столик и принесла из кухни бутылку красного вина и салатницу с салатом. Салаты были куплены в соседнем магазине, но Людмила предпочла временно забыть об этом. Развернув кресло к телевизору, девушка посмотрела на старинные настенные часы, стрелка на которых неумолимо приближалась к двенадцати, и представила себе, как где-то далеко, в сказочном замке, точно такие же часы двенадцатью монотонными ударами нарушат многовековую тишину. Как бы она хотела перенестись в тот замок, открыть тяжёлые резные двери и, шагнув из одной залы в другую, вдруг из одиночества попасть на шумный бал, где дамы в шикарных платьях расступались бы перед ней, делая реверансы, а кавалеры кланялись, восхищённо глядя ей вслед. А потом навстречу бы вышел Он…
Тут Людмила перевела взгляд на портрет, украшавший стену рядом с часами. Это был всего лишь журнальный постер с изображением какого-то западного рок-музыканта, но Людмила уже давно представляла себе, что вместо музыканта на нём изображён некий сказочный граф. Имя этому графу она не придумала, да и незачем было, так как иностранное имя самого музыканта Мартин Джелл казалось ей уже вполне сказочным. Внешность Мартина Джелла также располагала к фантазиям. Удачно подобранный ракурс делал его черты тонкими и правильными, густо подведённые глаза ярко выделялись на фоне припудренного светлой пудрой лица с резко затемнёнными скулами. Чёрные волосы сливались с почти таким же чёрным фоном, из-за чего бледность лица выделялась ещё больше.
Людмила налила в бокал вина и мысленно обратилась к портрету, желая выпить за здоровье «графа», но тут ей показалось, что портрет едва заметно улыбнулся ей. Людмила тоже улыбнулась, прекрасно осознавая, что оживание постера ей всего лишь мерещится и продолжая рисовать в воображении картины бала, где «граф» Мартин Джелл протянул бы ей руку, приглашая на танец.
Желая насладиться бликами вина сквозь стекло бокала, Людмила отвела взгляд от портрета, но снова краем глаза заметила движение. На сей раз пенять на воображение было бы уже совсем нелепо, потому что перед девушкой друг встал живой человек одетый в кожаные штаны, высокие сапоги и кожаный же, застёгнутый на «молнию» жакет. В мечтах Людмила представляла себе одежду «графа» несколько иначе, но сейчас Людмиле оказалось не до этого. «Так вот как люди с ума сходят!» – подумала Людмила и мысленно засмеялась. Мысленно потому, что не могла пошевелить ни единым мускулом, так ей сделалось страшно.
– Всего один бокал? Не очень-то ты гостеприимна, – сказал неожиданный гость на чистейшем русском языке, плавно перемещаясь по комнате. – Я думал, ты предложишь мне выпить с тобой за компанию. Разве нет?
– Ты кто? Мартин Джелл? – Людмила едва нашла в себе силы заговорить и почти не услышала собственного голоса.
– А разве я так похож на него? – гость указал на постер, с которого по-прежнему смотрело лицо рок-музыканта. – Если хочешь, я покажу тебе его. Таким, каков он на самом деле.
– Кто ты? – вновь спросила Людмила и почувствовала, как мурашки побежали по спине, когда незваный гость приблизился.
– Я монстр твоей души. Я тот, кто исполняет твои желания… иногда. Может быть, ты создала меня, а может быть я создал тебя… Как знать… И то, и другое верно. А сегодня, в честь праздника, я готов исполнить одно из твоих желаний по выбору. Почему только одно? Их положено исполнять три, но два я уже выполнил. Во-первых, я появился перед тобой, ты ведь этого желала, а во-вторых… – он не договорил и, подойдя к окну, резко отдёрнул штору. Людмила ожидала увидеть за ней знакомую заснеженную улицу, но вместо неё оказался мрачный скалистый пейзаж с тёмно-красным небом.
– Ты хотела оказаться здесь, в этом мире… и вот ты здесь, – продолжил странный гость после паузы. – Дверь тоже открыть?
Людмила отрицательно качнула головой. Она не могла поверить в то, что происходит и всё больше убеждалась в своём сумасшествии.
– Ну, да, не всё так сразу, – гость согласно кивнул. – Ты ведь теперь должна решить, о чём ещё будешь просить меня. И советую не торопиться с ответом. Я же не враг тебе… Или враг? – он, казалось, задумался. – В любом случае я сначала хочу показать тебе, кое-что, чтобы ты сделала правильный выбор. Ну, как бы так положено…
В руке у гостя появился пульт управления телевизором, и раньше, чем Людмила успела подумать о том, что у телевизора в её комнате нет системы дистанционного управления, телевизор включился. Экран зарябил полосами, а уже спустя пару секунд на нём появилось изображение.
– Ты хотела видеть Мартина Джелла. Смотри.
На экране появилась веранда большого дома с видом на зелёный парк. За невысоким столиком сидел черноволосый мужчина в светлой рубашке с короткими рукавами. Людмила не могла бы назвать этого мужчину ни красивым, ни некрасивым. Обыкновенный такой мужчина возрастом немного за тридцать. Он держал в руке телефонную трубку и кричал в неё какие-то ругательства, из которых плохо знакомая с английским языком Людмила могла разобрать лишь привычное слово «fuck». Другой мужчина, чуть помоложе, равнодушно наблюдал за этой картиной, попивая из высокого стакана прозрачную жидкость. Мартин Джелл стукнул кулаком по столу, швырнул телефонную трубку прочь за заграждение веранды, продолжая ругаться уже сам с собой, и, сказав что-то резко своему другу, направился внутрь дома.
– Он не согласен с суммой гонорара, полученной за концерт, – пояснил Людмиле «граф», нажимая кнопку
на своём пульте. – В шоубизнесе всегда тратится много нервов. Ты представляла его себе несколько иначе, не так ли? Ты наделила этого человека моими чертами, желая, чтобы я обрёл плоть. Но он – это не я, хотя без этой проекции у тебя не получилось бы призвать меня в жизнь. Теперь забудем о Мартине Джелле. Поговорим о тебе.
На экране вновь появилось изображение. Пятилетняя девочка, в которой Людмила узнала себя, вбегала в украшенную по-новогоднему комнату. Под настоящей ёлкой, какими баловали Людмилу в детстве, сидела большая красивая кукла. Людмила прекрасно помнила тот Новый Год, и сейчас, глядя на происходящее со стороны, вспоминала всё больше деталей. Вспоминала свою радость при виде подарка, как тихо улыбалась за её спиной мама, и как весело блестела мишура, свисавшая вдоль стен. Людмила подумала, как была счастлива тогда, двенадцать лет назад. Вот это было время!
– Не будем останавливаться здесь, – голос гостя заставил Людмилу вздрогнуть. – Здесь всё просто. Ты любила своих родителей, а они любили тебя. Но с тех пор всё изменилось, правда? Ты ссоришься с родителями, тебе кажется, что они ограничивают твою самостоятельность, ведь ты уже взрослая девушка. Посмотрим дальше.
Гость вновь нажал кнопку, и теперь Людмила оказалась свидетельницей только что минувшего вечера, но опять же видела себя со стороны. Перед накрытым столом веселилась молодёжь, шли последние приготовления к празднику. Светловолосый паренёк, стоя рядом с Людмилой и рассказывал ей что-то несущественное, но глаза паренька говорили красноречивее слов. Юра. Ну, да, он был хорош, чем-то он даже нравился Людмиле, но разве мог он сравниться с прекрасным графом, сотканным из сценического образа Мартина Джелла?.. Конечно же нет! Ни того аристократизма, ни той сверхъестественной красоты, ни той магической притягательности. Может ли вообще живой человек сравниться когда-либо с придуманным? Едва ли. И Людмила была уверена, что разменивать мечты на тех «принцев», что под боком, людей заставляют безысходность и страх одиночества. Но Людмила одиночества не боялась, по крайней мере ей так казалось. Она уже решила для себя, что её возлюбленным будет либо идеал, воплотивший в себе все её фантазии, либо никто. Теперь она наблюдала на экране свой уход с вечеринки, видела, как закрылась за ней дверь, кто-то зажёг бенгальские огни, в углу страстно целовалась парочка. Юра сел в дальний угол дивана, понуро уставившись в пространство перед собой.
– Чем больше женщину мы любим, тем меньше нравимся мы ей, – продекларировал его приятель Сашка и протянул бывшему однокласснику бутылку пива. – На, пей. Истина – она вот где.
Они чокнулись бутылками, в коридоре зазвонил телефон…
– Да, ничто не совершенно в этом мире, – вздохнул «граф». – У каждого человека есть свои преимущества и недостатки. Тебе не нравится, что этот парень просто парень. Ты хочешь видеть в нём меня, но он не может быть мной. Он человек, всего лишь человек…
– А ты? – Людмила облизнула подсохшие губы, ощутив на языке горьковатый привкус помады. – Что значит «монстр моей души»?
– То и значит. Проекция твоего подсознания, твой анимус. Я несу тебе добро и зло. Я даю тебе информацию, который ты можешь по-разному воспользоваться. Я твой друг и твой враг. И я твой господин. Не думай, что у меня есть жажда власти, но когда ты не можешь сделать выбор или принять решение, мне приходится делать это за тебя. Тебе решать, в каких ты будешь отношениях со мной, и что ты возьмёшь от меня: вред или пользу. Я лишь обратная сторона тебя самой, запомни это. Это главное, что ты должна запомнить, чтобы не искать в других то, что можно найти только в себе. Впрочем, я заболтался. Мне осталось показать тебе последнее, что я должен показать. Твой выбор.
Снова Людмила увидела себя на телеэкране, но на сей раз старухой в длинном тёмном платье в одиночестве сидящей в резном кресле на фоне мрачных каменных стен. Камера приблизила морщинистое старческое лицо с плотно сжатыми губами, и Людмила испугалась, вглядевшись в собственные глаза. В них было то, что невозможно передать словами. Одиночество. Не просто одиночество, а Одиночество с большой буквы. Это были глаза человека, словно всю жизнь проведшего в каменном склепе. До сего момента Людмила и не предполагало, что это может быть так страшно.
– Вот что ты выбрала своим вторым желанием, – пояснил между тем «граф». – В том, другом мире, ты либо умерла, либо сошла с ума, это не важно. Ты выбрала этот путь, путь сюда. Здесь, в твоём сознании, есть только ты и придуманные тобой образы. С ними ты и провела всю свою жизнь. Теперь дело за малым. Я жду третьего твоего желания, чтобы исполнить его. Подумай, не торопись.
– Я знаю своё желание, – поспешно произнесла Людмила, сжавшись от страха и отворачиваясь от экрана, чтобы больше не видеть изображения. – Я хочу вернуться обратно. Я хочу, чтобы моя жизнь сложилась не так, как…
– Но это уже два желания, – прервал её «граф». – Я же обещал выполнить только одно.
– Но… если ты вернёшь меня обратно, разве моя жизнь сложится так, как там сказали?
– Не знаю, – он пожал плечами и спрятал пульт в карман жакета. – Это будет зависеть от тебя.
– Ну, тогда верни меня обратно, и я больше ни о чём не попрошу тебя!
– Не зарекайся, – «граф» улыбнулся уголками губ. – Так ты поняла, кто я?
– Монстр моей души, – выдохнула Людмила, и комната поплыла у неё перед глазами. Часы пробили двенадцать.
Людмила зажмурилась, а когда открыла глаза и огляделась вокруг, в комнате никого не оказалось. Шторы были задвинуты, бокал стоял на столе. Тот звук, который она приняла за бой часов, оказался звонком в дверь. Людмила даже удивилась, как смогла перепутать два столь разных звука. Да и часы в её комнате не имели ни звонка, ни маятника…
Вскочив с кресла, девушка бросилась к окну и раздвинула шторы. За окном по-прежнему шёл снег. Подбежав затем к двери, она поспешно распахнула её. На пороге, весь в снегу, стоял Юра.
– Ты почему ушла? – растеряно спросил он. – И телефон у тебя не отвечает…
– Так, ничего, – Людмила смущённо улыбнулась. – Сейчас я оденусь, и мы вернёмся на вечеринку… Просто мне надо было увидеть монстра моей души.

@темы: Рассказ, Творчество

URL
Комментарии
2006-12-25 в 11:08 

It doesnt take more than an intention to turn a dream into reality
:hlop: классно!

2006-12-25 в 12:20 

Как интересно и философично! Ну-у-у... :up: Почему-то вспомнился "Зелёный человек" Кингсли Эмиса... не знаю, может, стили чем-то похожи... Очень хорошо, пять!!! ;-)
Мистика! :fire:

2006-12-25 в 16:36 

Пусть мой враг будет силен и страшен. Если я поборю его, я не буду чувствовать стыда.
Roksolana, ФАДДЭ
Спасибо. :)

ФАДДЭ
Мистика!
Может мистика, а может и просто сон, где девушка поговорила со своим подсознанием, увидев его в том образе, в каком ей хотелось его увидеть. ;-)

2006-12-25 в 21:18 

Ziggy , очень сильно написано. :hlop: Прямо морозец побежал - "Монстр моей души". Каждый может поговорить с Букой, и Бука даже может порассказать немало интересного, но не каждый отважится.

2006-12-25 в 22:24 

Пусть мой враг будет силен и страшен. Если я поборю его, я не буду чувствовать стыда.
Lavern
Спасибо. :) Наверное, надо было вынести на конкурс этот рассказ, но я написала его слишком поздно.

2006-12-26 в 01:06 

Ziggy
(*задумчиво*)Слушай... а ты ведь молодец!

2006-12-26 в 01:24 

Пусть мой враг будет силен и страшен. Если я поборю его, я не буду чувствовать стыда.
ФАДДЭ
Почему?

2007-01-04 в 22:12 

Lintra
Ziggy, мне понравился рассказ :) Я прям узнала себя за такими вот мечтами: смотришь на рекламку в глянцевом журнале и видишь не фотомодель, рекламирующую духи или часы, а какого-нибудь таинственного принца :))Классно! Без фантазий трудно было бы жить :)) Конечно и отрываться от земли слишком не стоит.
Читала твой рассказ и картинку нарисовала:
Людмила

2007-01-05 в 00:04 

Пусть мой враг будет силен и страшен. Если я поборю его, я не буду чувствовать стыда.
Lintra_1
Спасибо! Рисунок симпатичный. :) Даже часы есть...

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

La vida y la política

главная